Братья Найдовы-Железовы

PwYpLwJ2ToM.jpg

7 февраля нашу школу посетил Найдов-Железов Огнян Кременович и его одноклассница и подруга Постникова-Титова Елена Константиновна. Они рассказали нам о братьях Кремене и Огняне старшем и о том, как строился памятник, который наши семиклассники посещают каждый год.

Памятник_на_Киевском_шоссе._Христо_Ботев

Кнежа

Кнежа — город в Болгарии, в котором в 1921 году родились братья Огнян и Кремень. Несмотря на то что прожили они здесь совсем недолго, город стал значимым для тех, кто интересовался их биографией. Раньше здесь находились музей, дом-музей и школа, названная в честь братьев. Неизвестно, что сейчас с этими памятниками. Однако недавно, в 2017 году, в городе Елин Пелин, который расположен в 160 км от Кнежа, открыли парк «Наро-Фоминск», в честь города, у которого в 1941 году погиб Огнян. Интересно, что между Елин Пелин и Наро-Фоминском заключено соглашение, закрепившие за ними статус «городов-побратимов».

Копия памятника Огняу установлена на родине в г. Кнежа в Болгарии
Копия памятника Огняну в г. Кнежа

Семья

Родителями Огняна и Кремена были Георгий и Аглайя. Помимо них в семье были еще два ребенка. Старшая сестра Иглика и младший брат Чавдар.

«Он (Чавдар) на войну не попал. Мало того, что он был 25 года рождения, так он еще и рос большим хулиганом, и в 30-е годы связался с беспризорниками. Они играли в «зацеперов». Это была модная игра, и где-то в районе Динамо он упал с трамвая, и ему отрезало руку. Когда он окончил школу в 41 году, его отправили в Казахстан, так как он имел среднее образование. Он стал главным агрономом района. Сотни гектаров, мужчин нет вообще, все мужчины на фронте. Вчерашний школьник — главный агроном. Вернувшись оттуда где-то в 44 году, он начал жить в «Люксе», куда потом подселили Кремена, в силу отсутствия жилплощади».

Огнян Кременович

family-700.jpg
Слева на право: Огнян, Георгий Михайлов Доблев, Иглика, Чавдар, Аглайя и Кремень

 

Жизнь до войны

Вскоре после рождения близнецов в 1921 году семья была вынуждена покинуть Болгарию в связи с тем, что их отца, Георгия Михайлова, приговорили к смертной казни за революционную деятельность (антифашистское восстание). Первой страной стала Югославия, где к тому моменту уже собралось много членов Коминтерна. Около 1933 года семья переехала в Германию. Однако в 1936 была вынуждена уехать в СССР. Спустя год отец отправился воевать в Испанию (откуда вернулся лишь в 1939), где велась Гражданская война. В Москве осталась Аглайя с детьми.  Было решено сменить фамилии, чтобы избежать каких-либо проблем. Георгий Михайлов взял себе псевдоним «Железов», а Аглайя — «Найдова». Так впоследствии двойная фамилия Найдов-Железов станет настоящей фамилией и для их детей.

Огнян очень хотел отправиться в Испанию и помочь отцу и другим сражавшимся, но в силу возраста ему отказывали. Он писал письма отцу, вот отрывок одного из них: 

«…Почему в Испании нет партизанских отрядов? Правда, она невелика, но в тылу врага партизаны могли бы помочь: взрывать мосты, электростанции, портить дороги. Население, которое ненавидит режим Франко, добровольно поддержало бы это движение…»

Этим событиям он посвятил стихотворение:

«Я горд за вас, бойцов несметных,
За вас, за лучших коммунистов,
За вас — героев неприметных,
Что побеждаете фашистов.
И я, чтоб хоть десятой долей
Ту кровь, что льется, искупить
Учусь ударно, чтоб на бранном поле
Сумел бы павшего сменить».

В это время Огнян поступил в МВТУ им. Баумана (совр. МГТУ им. Баумана), Кремень — в МАИ.

 «С этим тоже забавная история. Жили они на Пресне, подали документы в ВУЗы, и надо было ездить и проверять: приняли документы или нет. Окно для того, чтобы принять решение, было очень короткое. Поэтому они подали сразу в оба ВУЗа. Во всяком случае, поехал проверять мой папа и увидел, что они оказались в списках. Сел на велосипед и от МАИ поехал домой. Сказал дяде, тот поехал, но оказалось слишком поздно, и поступить в МАИ он не успел. Поэтому пошел в МВТУ».

 В 1939 году братья предприняли попытку пойти добровольцами в армию. Однако их не брали, так как болгарам было запрещено вступать в ряды советских войск из-за того, что Болгария являлась сателлитом Германии.

Но им помог Георгий Димитров, болгарский политический деятель, знакомый с их отцом. Он написал письмо тогда еще наркому обороны Клименту Ворошилову с просьбой зачислить близнецов в армию. Огнян и Кремень были ворошиловскими стрелками, закончили аэроклуб и хотели стать летчиками. Димитров об этом и написал, однако Ворошилов определил их в саперные войска.

 

Война

Огнян начал свой боевой путь в Прибалтике во ходе аннексии этих территорий. В это время Кремень лежал в госпитале из-за болезни. Советско-финскую войну зимы 1939-1940 братья пропустили. В следующий раз они встретились с войной только в 41 году. Великую Отечественную они начали на границе Белоруссии и Смоленской области, где впервые попали в боевые условия. Оттуда вместе с армией отступали, постоянно минируя отходы, мосты и подходы к опорным пунктам, что входило в их основные задачи. Так они дошли до Подмосковья. Судьба Огняна оборвалась у города Наро-Фоминск. Во время минирования территории Огнян и Кремень попали под артиллерийский обстрел. Огнян погиб, прожив после обстрела еще несколько часов. Кремень остался жив, но впоследствии лишился ноги из-за ранений.

Из воспоминаний Кремена: 

«Лежит Огнян, глаза закрыты, лицо обожжено и изранено мелкими осколками. Правой руки и правой ноги нет, гимнастёрка во многих местах пробита. На груди знак «Отличник РККА», у изголовья пробитый осколком комсомольский билет».

 

Кремень Георгиевич

После получения ранения в 1941 году два года Кремен провел в разных госпиталях. Сначала из-за проблем с ногой, которую впоследствии ампутировали, а потом из-за диагностированного туберкулеза. В 1943 году его выписали, так и не справившись с болезнью — в то время не было необходимых препаратов для ее лечения. После этого он поехал в Куйбышев (Самара) к родителям, где тогда была резервная Ставка ВГК. Туда же были переселены все службы государственного управления, Совинформбюро, радио. 

Кремен.jpeg

Старшая сестра Кремена, Иглика, работала контролером на радио. Контролеры сверяли текст, который читает диктор, с тем, что написано на бумаге.  Каждое отступление от текста регистрировалось. Такой контроль был нужен из-за того, что события в Испании начались с открыто переданного сигнала по радио «Над всей Испанией безоблачное небо». Это показало, что вполне возможно передавать закрытую информацию по открытым каналам при помощи кодовых слов. Поэтому тексты писались специальными людьми, и отход от них считался грубым нарушением.

«Иглика вылечила Кремена от туберкулеза. Нашла знахаря, у него были какие-то сомнительные бутылочки. Он выдал коробку этих бутылочек, она поила Кремена этими бутылочками, и приблизительно через полтора года на контрольном визите ко врачу никаких признаков туберкулеза не было обнаружено. Врачи сказали, что, скорее всего, ошибочно был поставлен диагноз. Мой папа — настоящий коммунист. Он одну бутылочку зажал и после войны пошел с ней в какой-то институт. Там ему сказали, что все уже разложилось и определить, что это, не получится. Таким образом все это ушло».

Позже, вернувшись в Москву, Кремень восстановился в МАИ. После окончания института он остался и преподавал там сопромат на кафедре летательных аппаратов.

После войны, примерно в 1949 году, Кремень Георгиевич впервые встретился с Мильграмом. До этого момента мы полагали, что Леонид Исидорович был знаком с Огняном и Кременом еще до войны. Но оказалось, что все совсем не так. До войны они знакомы не были, да и на войне тоже не пересеклись ни разу — Мильграм был артиллеристом. В итоге встретились они только в Москве, в гостинице «Люкс»

 

Это слайд-шоу требует JavaScript.

До революции гостиница носила название «Франция», но после ее переименовали в «Люкс». Туда стали заселять всех иностранных коммунистов, приезжавших в Москву. В числе прочих были Хо Ши Мин, Рихард Зорге и сын Иосипа Броз Тито.

Как-то раз сын Иосипа Броз Тито после очередной тусовки пришел в «Люкс» ночью и закричал: «А Берию сняли!» Все ему «тише-тише», а он: «С Моссовета портрет снимают!»» 

С «Люксом» Мильграма связала Мирелла Пасторе, дочь одного из основателей итальянской компартии, сенатора Оттавио Пасторе. Они учились в одной школе до войны, но общались редко. Уже потом они полюбили друг друга и в 1946 году, после их свадьбы, Мильграм переедет в «Люкс», где в то время жила Мирелла.

 

Но вернемся к Кремену. В 60-х в «Люксе» проживали бразильянки сестры Сатва, Воля и Волна. Муж Сатвы, Зарем Чернов, доктор физико-математических наук, работал в институте радиотехники и электроники, куда он пригласил Кремена в качестве руководителя одной из научных лабораторий. В 1965 году в странах социалистического лагеря, в том числе и в Болгарии, было принято решение о создании индустрии вычислительной техники. Составили группу специалистов и Кремень с Чавдаром поехали работать в Болгарию. К 1972 Кремень стал заместителем директора центрального института вычислительной техники и главным инженером практически всех поставленных заводов этой сферы, а их было поставлено достаточно много. В Пловдиве делали дисковые накопители, в Старо Загоре — телекоммуникационные процессоры, в Силистре был завод по изготовлению компонентов печатных плат и т.д.

Вернувшись в Москву, Кремен какое-то время поработал в межправительственной комиссии по вычислительной технике. И потом длительное время был советником в болгарском посольстве.

 

Памятник

Наверняка многие из вас знают, что каждый год 7 классы и Остров приезжают к памятнику Огняну Георгиевичу у Наро-Фоминска. Но мало кто знает, что он был построен благодаря ученикам нашей школы.  

Все началось в 60-х годах. В класс, в котором учились Огнян Кременович и Елена Константиновна, пришел Мильграм и рассказал, что у него есть друг, у которого на войне погиб брат. И предложил ученикам побороться за право класса носить имя Огняна Найдова.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Ученики начали собирать документы, восстанавливать и организовывать музей. Тогда же, в 4 классе (1965), пришла идея поставить памятник Огняну. Однако найти его могилу было очень сложно, так как место, где он был похоронен Кременем, заросло, ландшафт в целом изменился за все это время. Пометки составленные Кременем уже были неактуальны. После того, как с помощью щупа нашли могилу, ее перенесли ближе к дороге от деревьев и оформили, как захоронение. 

Появилась идея поставить недалеко от места гибели памятник. Скульптором стал Георгий Франгулян, для которого эта работа была дипломной. 

 С 8 класса на место начали ездить уже с палатками: ставили лагерь на другой стороне дороги и облагораживали территорию, на которой планировалось поставить памятник. Он делался очень долго, открытие состоялось только в конце 10 класса, весной 1971 года. На открытии присутствовали члены болгарского посольства.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Позже Наро-Фоминский район тоже принял участие в установке памятника. Власти решили, что бюст Огняна Георгиевича теряется на фоне деревьев, и поставили позади белую стену с цитатой известного болгарского поэта Христо Ботева. Франгулян был очень недоволен, так как с ним это согласовано не было.

Стоит отметить, что некоторую сумму на постройку памятника собрали ученики класса.

Н.А.Феноменов, родители, Чавдар, Огнян...1973

 

Огнян Кременович

wrxx44hAqU8.jpg

Огнян  Кременович Найдов-Железов — сын Кремена. Он учился в нашей школе, а сейчас занимается айкидо. Но давайте по порядку.

В 45 школу он попал, так как Мильграм и его родители  были близкими друзьями. Но уже скоро уехал в Болгарию, где закончил среднюю школу при посольстве СССР.  Его преподавателем физики была Эмилия Павловна Вячкелева. Благодаря ей Огнян полюбил физику. В Болгарии он плавал и выступал за молодежную сборную. Но в 1971 году из-за травмы колен и не смог продолжить выступать за сборную команду.   По возвращении в Москву Огнян поступил на физфак в МГУ. Там он впервые познакомился с единоборствами. 

Его сосед, Михаил Авербах, рассказал ему, что занимается каратэ у японца. Секция переезжала из точки в точку, но Огнян «прицепился». В 1979 его «сенпай» (что-то вроде старшеклассника, который шествует над младшими и менее опытными) попросил подойти к ректору и получить разрешение для того, чтобы открыть секцию карате в МГУ.

Но пошел он не к ректору, а к проректору И.М. Тернову. Он постановил, что Огняна нужно взять почасовиком преподавателем и организовать клуб карате МГУ. Буквально через месяц заработала секция, которую Огнян формально возглавлял, хотя на самом деле преподавал там тот японец.

В 1981 друг Огняна сказал, что приехал человек, который занимается айкидо, и предложил сходить. Огнян попробовал и ему понравилось. К 1989 он перестал заниматься карате совсем, а в 1993 создал свою секцию айкидо в МГТУ им. Баумана, которая просуществовала до 2009. Огнян был президентом «Федерации Айкидо Айкикай России», и он же был одним из инициаторов создания Российского союза боевых искусств. Кроме этого Огнян стоял у истоков создания национального совета айкидо России, президентом которого является Сергей Кириенко. 

 

Города-побратимы — города, между которыми установлены дружественные связи в целях взаимного ознакомления с жизнью, историей и культурой.

Коминтерн — международная организация, объединявшая коммунистические партии разных стран.

Сателлит — формально независимое государство, фактически находящееся под влиянием более сильного.

«Над всей Испанией безоблачное небо» — переворот 1973 года в Чили начался с аналогичного сообщения «В Сантьяго идет дождь».

Все фотографии можно посмотреть в альбоме

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s