Дверь в чужую жизнь

Представляем вам спектакль «Дверь в чужую жизнь» с разных точек зрения. Показан спектакль был 9-11 классами, 2 ноября у нас в школе, а поставлен еще в июле в  ЛТО  театральным отрядом «SoldOut».

Взгляд из рубки

Александр Маннин:

Каждый год в рамках программы летнего лагеря ребята старшего возраста (9-11 класс) занимаются по отдельной профильной программе, в частности те, кому интересен театр, едут в театральный отряд и фокусируются именно на этой деятельности в течение месяца (театральные тренинги, постановка этюдов, режиссура небольших спектаклей с детьми и т.д.). Итоговым этапом данной программы является постановка общего большого спектакля — финальный показ театрального отряда. Ответственность за все этапы подготовки этого спектакля ложится полностью на плечи детей — они самостоятельно читают пьесы, анализируют их, выбирают пьесу — на плечи инструктора ложится только сама постановка.

GiNXZCvTko4Выбрать пьесу — важный и чрезвычайно сложный процесс, поскольку надо учесть множество факторов — нужное количество действующих лиц, принципиальная возможность постановки в столь короткий срок (на реализацию у нас всего 3 полных дня), каждый хочет сыграть что-то интересное и т.д. Это трудный и мучительный этап постановки, но безумно важный. Непосредственная работа над текстом, выбор его — это очень ответственно, но участники глубже погружаются в пьесу, обсуждают ее концепцию, кому что подойдет. Каждый год кажется, что в этот раз мы ее точно не выберем. Идея «Двери в чужую жизнь» ходит у нас уже несколько лет, но в разное время мы по разным причинам отодвигали ее на второй план в пользу других постановок («Странная миссис Сэвидж», «Клетка», «Хэллоу, Долли», «Варшавская мелодия»). В этот раз пришло ее время — нам безумно повезло, что в наших руках оказался текст самой пьесы Щербаковой, которую еще в советское время нам удалось перепечатать в театральной библиотеке (сейчас в открытом доступе пьесу вы не найдете, более известна сама книга Щербаковой). Однако автором текста пьесы является сама Галина Николаевна — это ее авторское переложение, и в этот раз текст идеально подошел под количество участников постановки, поэтому в выборе между ней и другими потрясающими пьесами («Вдовий пароход», «Фашист», «Любезный Селимар») выбор пал именно на нее — и мы нисколько не жалеем, к остальным еще вернемся наверняка. Эффект такого интенсива удивительный – трое суток ребята не вылезают из зала, живут там фактически, держат себя в постоянном напряжении, и, в конце концов, это напряжение приносит плоды – летом весь зал (включая актеров) коллективно рыдал – это было настоящее чувство выполненной работы, итога тяжелого труда, удивительная разрядка – испытав это ощущение, мы предположили, что спектакль получился, оценили, как нам было над ним приятно работать и решили, что показать его в Москве необходимо, поэтому с началом нового учебного года принялись его восстанавливать и адаптировать для нашей сцены. Прелесть этой пьесы — в ее бытовой составляющей, которую старшеклассники могут понять — им есть здесь что играть, трагедия не вымышленная или абстрактная — она настоящая, человеческая, герой ее — такой же «маленький человек», каких много. Детская жестокость и искренняя любовь в ней такие же безрассудные, недальновидные и по своему прекрасные, какие они и в нашей жизни — без оглядки на будущее, захватывающие, опьяняющие. Пьеса вневременная и действие может разыгрываться где угодно, но мы выбрали декорации именно 70-90ых годов, поскольку театр для молодых актеров становится еще и образовательной площадкой — погружаясь в музыку, антураж, декорации эпохи они открывают ее для себя, проводят параллели, чувствуют «кожей». Драматургия спектакля превращает пьесу в соседскую квартиру без «четвертной стены», становится своеобразной «дверью в чужую жизнь» твоего соседа, родственника, близкого — дверью, которая есть у каждого из нас, и в которую мы если не заходим, то точно заглядываем через замочную скважину.

«Дверь в чужую жизнь» — пьеса-впечатление, своего рода калейдоскоп наблюдений, «подглядываний» — мозайка, набросок, сплетенный нарративами главных героев, связывающих эти зарисовкивоедино. Абстрактные декорации достраивают картинку на ходу, дорисовывают беглый ход сюжета, компенсируя его «рваность» — как будто это рассказ собеседника за соседним столиком в кафе или случайно подсмотренная сцена на вокзале. Главные действующие лица здесь — впечатления говорящего на полном ходу, обрывки его памяти, куски его изувеченной жизни — все это очень цепляет ребят, раз за разом заставляет влезать в шкуру страдающих с желанием пережить эту волну впечатлений, смятения, боли, вдохов и выдохов. Современным детям, на мой взгляд, такие искренние пьесы «из прошлого» существенно полезнее для вкуса к жизни, чем очередное «модерновое переосмысление классики» или очередное «постмодернистское режиссерское высказывание». Ребята голодны до настоящей сцены — она дает им сил и опыта, их туда тянет, поэтому мы с удовольствием покажем этот спектакль на ежегодном театральном фестивале «Грани Таланта» в театре Джигарханяна (обычно, он проходит в феврале), куда с удовольствием приглашаем всех наших зрителей. Дети искренны на сцене, и это, на мой скромный непрофессиональный взгляд, самое главное.

ZWQz0tiUwKI.jpgВзгляд из-за кулис

Затолокина Арина:

Постановка этого спектакля была для меня очень интересной и, можно сказать, полезной.

Во-первых, впервые в крупной пьесе мы сыграли что-то серьезное и взрослое. Для меня, лично, это было непросто — учитывая то, что в лагере у нас было всего три дня, на протяжении которых мы не выходили из актового зала. Работа была напряженной, все устали, но я думаю, результат того стоил. Често говоря, вплоть до показа в Москве я не могла ответить для себя на вопрос «О чем этот спектакль?». Казалось, очень о многом. О людях, о жизни, о любви, о переплетении судеб. Но это все — понятия довольно обширные. И как бы я не старалась, формулировки «Эта пьеса о …, который/ая сделал/а …». У меня не получилось. Потому что, с одной стороны, эта пьеса о Милке, для которой все оказалось неудачным из-за давних проступков своих родителей. Эта пьеса о Коле, который втечение действия меняется и превращается из молодого юноши в совершенно другого человека, о его матери, которая, вмешиваясь в чужую жизнь, портит её сразу нескольким людям. И, конечно, о Тимоше, который не по своей вине ломает не одну судьбу, и сам остается несчастным. Так и хочется сказать «Этот спектакль обо всем, всех и сразу», хотя это было бы максимально неточным.

Алина Карпова:

Начну с того, что спектакли, которые первоначально ставятся в ЛТО, всегда являются для меня особенными, потому что то, при каких условиях они вообще появляются, это какое-то чудо. Репетирую четыре дня подряд с 10:00 утра до 11:00 вечера, прерываясь лишь на приемы пищи, ты настолько погружаешься в процесс, и срастаешься с этими персонажами, что практически выпадаешь из реальной жизни. Наверное именно поэтому в конечном итоге может получиться действительно что-то стоящее, что подействует каким-то магическим эффектом на зрителя.

К сожалению, в Москве все не так: мы не можем себе позволить репетировать с утра до вечера и полностью отдаться только этому делу, поэтому повторить ту же самую картинку никогда и не получается. Возможно, это даже хорошо, потому что мы находим что-то новое, добавляем, доделываем, в общем, совершенствуемся. Этот спектакль действительно запал мне в душу. Несмотря на то, что в нем отсутсвует куча красивых декораций, ярких костюмов, в нем заложена такая история, которая абсолютно все берет на себя.

Мой персонаж, мама Коли — главный зачинщик всего зла и несправедливости. Она пыталась устроить счастье в жизни ее любимого сына, не обращая внимания на то, что вокруг нее тоже люди, которые имеют право также быть счастливыми и просто жить так, как им хочется.

Мне кажется, этот спектакль о том, как не нужно жить; о той несправедливости, которая может произойти с каждым из нас, если мы сами вовремя не остановимся, не подумаем своей головой и не поймем, а все ли правильно я сейчас делаю? Я бесконечно рада тому, что мне представилась возможность сыграть именно в этом спектакле, потому что он действительноможет многому научить и помочь посмотреть по-другому на какие-то вещи.

Артем Горбачев:

Спектакль мы поставили в ЛТО этим летом дня за три, причём решили мы, что именно ставить, по доброй традиции прямо дней за пять до показа. Спектакль казался непосильным. Скажу по секрету, узнал я чем он закончится только когда мы в процессе репетиций до финала дошли. Репетировать было тяжко и физически, и морально — отчасти от того, что успеть получить удовольствие от отыгрывания своих ролей мы не успели — все происходило в дикой спешке и суматохе, персонажи, которых мы играли, зачастую действовали совершенно необъяснимым для нас образом, потому что вдумываться в их мотивы времени у нас не было. И тем не менее, что и говорить, когда мы его в конечном итоге показали, мы все были на седьмом небе от счастья — осознание того, что мы справились с этим, приятно грело душу.

В этом спектакле каждый из нас смог открыться по настоящему, это был первый раз в моей жизни, когда я почувствовал что играю в спектакле, а не в детской постановке — ребята с которыми я играл смогли прыгнуть выше головы. Наш режиссёр, Саша Маннин, совершил чудо, поставив его, потому что когда я, лёжа на тихом часу, проглядел сценарий и прикинул, сколько потребуется времени чтобы довести дело до конца, я решил, что попал в дурдом. Я до сих пор не понимаю, как он смог найти в себе этот источник неугасающего энтузиазма и желания работать над общим делом, но вне всяких сомнений, мне очень приятно было работать с таким невероятно амбициозным и целеустремленным человеком. Опыт, который я получил, играя в нем, ни в какое сравнение не идёт с эмоциями, испытанными мною после финального показа. Спасибо вам, ребята, за это!

HrKc7_hLArUДарья Которова:

Мой «небольшой» рассказ о том, как ставился спектакль «Дверь в чужую жизнь» можно озаглавить так: «Что меня вдохновляет в искусстве театра». Ну, или так: «Никогда не спрашивайте в какой профильный отряд я поеду, и так понятно!».

Когда я была детском отряде, для меня было загадкой то, как за такой короткий промежуток времени театральному отряду удаётся ставить такие длинные и серьезные спектакли. Мне всегда нравилось ходить в театр, наблюдать за его «волшебством». Поэтому, конечно, выбирать в какой профиль поехать, мне долго не пришлось: за весь июль я не разу не заскучала. Дни пролетали очень быстро, так как мы все были в постоянной работе.

Совершенно неожиданно пришло время выбирать пьесу на финальный показ. Задача была не простая: нужно было распределить 12 человек желательно в один спектакль, который устраивал бы всех, а так как таких пьес совсем мало, мы потратили на поиски целый день. И вот, когда силы были уже на исходе, и не было мочи смотреть в сборник с пьесами, Лиза достает из огромного сундука с различными сценариями стопку листов, подписанную так: «Дверь в чужую жизнь. Киносценарий». Выслушав её краткий рассказ о сюжете, заинтересовавшись, мы принялись читать сценарий. А уже на ужине все думали о том, кто кого будет играть. Было решено ставить два спектакля «Мой бедный Марат» и тот, о котором я сейчас рассказываю. Я обрадовалась, что со сценарием мы определились, и можно вздохнуть спокойно по крайней мере до завтрашнего дня, до того момента, пока мы не приступим к постановке спектакля. К моему несчастью, мы начали репетиции в этот же день. Нехотя прочитав эту огромную стопку бумаг, я засомневалась, что этот спектакль вообще нам подходит. Главная проблема-место действия. Оно постоянно меняется! То мы находимся в квартире, то на вокзале. Мне уже представилось: финальный показ, зрители сидят, устремивши свой взгляд на сцену, видят вокзал, пассажиров, и вот, на определенных словах актера потухает свет-происходит смена действия. Ничего не видно, но слышно, как кто-то тащит диван, кто-то стол с посудой, скрежет тумбочки по полу… Буквально через минуту, мы находимся в типичной советской квартире, и актеры, немного запыхавшись, продолжают в том же духе своё повествование. «Неужели это и есть волшебство театра?»- засомневалась я. Но Саша- инструктор театрального отряда, сразу придумал все декорации: «Всего будет четыре табуретки, один стол, а посередине будет висеть лестница…». Лестница? Да, она изображала шпалы, по которым Катю отправили в обратно Северск. Ведь тогда всё началось именно с этого вокзала, а дальше, закружилась, завертелось, и вот, уже Милка бежит по этим шпалам, вслед крича что-то уходящему поезду… Следовательно вокзал служит чуть ли не символом этой трагедии, наравне с дверью, или звуками уходящего поезда. Да кто бы мог подумать, что стол может быть обыкновенным столом до того момента, пока вы не положите его на бок, теперь, это самый настоящий балкон! Две табуретки, стоящие рядом, ну чем вам не лодка? Мне как-то сразу не пришло это в голову… А ведь опытный режиссер, с самого начала видит, придумывает и подмечает всякие мелочи, из которых в принципе и состоит весь спектакль. Вот! В этом волшебство театра! Теперь, я совершенно уверенна, на сцене возможно показать что угодно, и как угодно. Главное, поверить в то, что это возможно.

Вторая, и не менее важная вещь, которая меня удивляет и восхищает в искусстве театра. Актёры-главные участники всего действия, без которых не обошелся бы не один спектакль, поражают меня не меньше. Наше внимание обращено только на них. Они заставляют нас плакать, или смеяться. Как кукловод заставляет двигаться кукол, дергая за ниточки, так и водяному потоку, то плавно и постепенно, то быстро и резко льется потоком на зрителей, которые уже укутаны в этих пленительных чарах… Вот и весь секрет хороших спектаклей.

Вера Лебедева:

Спектакль был поставлен театральным отрядов в летнем лагере. Режиссером спектакля является Александр Маннин, а актерами, ребята из театрального отряда. Мы выбрали эту пьесу, потому что она нам показалась очень необычной и с интересными сюжетом. Автор погружает нас в девяностые года и рассказывает историю нескольких семей, их взаимоотношений и то, что случилось с их детьми. Благодаря этой пьесе, мы можем увидеть как менялись характеры и поведение людей в то или иное время, ведь воспитание бабушек категорически отличалось от их дочерей и внуков. На самом деле сама история очень грустная и заставляет нас о многом подумать.

Времени на постановку этого спектакля было очень мало, а точнее три дня, за которые актеры должны были выучить все слова, вжиться в роль, подобрать костюмы и определиться с декорациями. Для многих, роли были им свойственны и похожи на их темперамент и возраст. Несомненно, были и роли совершенно противоположные характеру человеку. Например, Лизе Фокиной, из девятого класса, пришлось играть пожилую женщину — бабушку, которая не очень довольна воспитанием внучки. Так же, практически всем актерам пришлось играть персонажей, которые гораздо старше их самих, что является не очень простой задачей, так как играть не побывав в той или иной ситуации и не имея необходимого жизненного опыта очень сложно. Однако, именно в этом и заключается главная задача актера.

После лагеря, мы решили восстановить спектакль и улучшить некоторые сцены, нашу игру, костюмы и декорации. Однако репетировать в Москве было уже намного сложнее, потому что многим из актеров необходимо готовиться к экзаменам, но не смотря на это, мы все равно довели дело до конца и после нашего финального показа, нас ждали горы аплодисментов и хорошее настроение.

g9oVVrXA6aAВзгляд из зрительного зала

Мария Скрипачева:

Несмотря на то, что спектакль показывался не в первый раз и многие уже видели его в летнем лагере, я смотрела его впервые на сцене 45-ой.

Все, кто посмотрели спектакль в лагере, часто рассказывали о нем, смеялись над некоторыми моментами или говорили забавными цитатами, поэтому, скажу честно, показа в Москве я очень ждала. Спектакль получился очень трогательным, задевающим за живое. Судьбы простых людей, живущих самой обычной жизнью, всегда очень волнуют зрителя и этот раз не был исключением.

Я уверена, что многие узнавали в персонажах, живущих на сцене, своих родственников или знакомых, вспоминали истории людей. Мать, которая хочет во всем контролировать своего ребенка, пусть и желая ему добра, но невольно портя ему жизнь, убивая в нем чистую любовь, безвольный Тимоша, который не может противостоять тому злу, которое происходит вокруг нет, наивная девушка, влюбившаяся в московского повесу, скромная и забитая избранница матери Коли — все эти люди реальны до дрожи. У каждого — свой жизненный путь, у каждого — своя трагедия. Именно поэтому история цепляет и не отпускает долгое время. Разумеется, очевидным и явным посылом зрителю было пожелание беречь людей, которые тебя окружают, не бояться любить и бороться за свою любовь, чтобы не потерять самое ценное в жизни. Но мне кажется не менее важной мысль о том, что не бывает людей простых, не бывает ситуаций однобоких, односторонних. Каждый человек — это целый мир со своими трагедиями, жизненными принципами и чувствами, ради которых принципы можно нарушить.

После спектакля еще долгое время лично меня не оставляло ощущение того, что наш мир в целом и каждый человек в частности — нечто очень хрупкое, что можно разрушить всего парой слов или действий. И потому, я уверена, любой зритель после спектакля начинает ценить моменты истинного и чистого счастья, готов бороться за свою жизнь и любовь, без которой эта жизнь невозможна.

Большое спасибо всем актерам и режиссеру за возможность в очередной раз прожить историю, которая разворачивается на сцене и вспомнить о ценности простых человеческих чувствах, дружбе, преданности и любви.

hlmVHR0BCfw.jpgПолина Менделеева:

Постановка «Дверь в чужую жизнь» оказалась для нашей школы первой в этом году. Стоит заметить, что видели многие этот спектакль еще в ЛТО. Поэтому, когда я приглашала на показ своих одногруппников, была уверена, что лично для себя нового ничего не увижу, зато покажу им. Они, безусловно, впечатлились, но и я увидела все немного под другим углом.

Начать хотела бы с пьесы, которая сама по себе вызывала у меня вопросы еще с июля. По-настоящему «бразильские» сюжетные повороты, какая-то излишняя мелодрама в действиях героев, гротескный образ подростка – Милки… Не могу сказать, что сейчас сценарий меня уже не волнует. Есть в нем что-то, что «цепляет», но, на мой взгляд, произведение очень спорное, особенно вторая его часть (непосредственно история любви девочки). Если не брать это в счет, то обратить внимание сразу хочется на Тёму Горбачева, конечно, и в предыдущий показ все взгляды были прикованы к нему, но в этот раз образ получился куда более сложившийся. Как говорил сам Тёма еще в ролике о постановке, его герой — «маленький человек», что в этот раз просматривалось четко. Видно, что над персонажем поработали заново, образ гораздо глубже и понятнее зрителю. Отметить хочется поменявшегося в этот раз и Егора Цирельсона. В этот раз хотелось верить тому, как он говорит, что он говорит. Понятно, что подросток играет подростка, не наигрывая лишнего, но и не выходя на сцену самим собой. Также, как всегда прекрасное исполнение Алины Карповой долго обсуждать излишне, но упомянуть хочется! По поводу Веры, исполнившей роль Милки, говорить сложнее. С одной стороны, исполнение в ЛТО этой же роли мне показалось более удачным, менее вызывающим что ли, с другой – сам персонаж вызывает у меня отторжение своей позицией, поведением, поэтому тяжело судить о том, насколько верно передан образ, который отталкивает сам по себе, независимо от актерской игры.

Несмотря на то, что я не могу сказать свое уверенное «браво» всей постановке, я могу сказать это всем актерам спектакля, сказать это Саше за огромный труд и явно душу, видно, что именно так работали над спектаклем. Если вы не были, то пропустили, скажу честно, много!

 

sKmTraKpy2k

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s