«Пространство Музыки». Взгляд изнутри…

В прошлую пятницу у нас в школе в рамках кинофестиваля прошел бесплатный показ документального фильма «Пространство музыки» (Landscape of music). Над ним работали четыре человека, режиссерами являлись Петр Келептришвили и Артем Ожогов, оператором – Арсений Тишин, интервьюером – Кирилл Скобелев. После показа у пришедших была возможность задать интересующие их вопросы одному из режиссеров и оператору фильма — мы публикуем их здесь.

89rD09WUbkI

Пётр: Когда придумываешь идею, и вы вместе пишите сценарий, всё разрабатываете, то это одно, и создавать что-то вместе гораздо проще. Когда вы на площадке, то у каждого своё виденье. Уже в процессе мы поняли, что кто-то в большей степени влияет на одну историю, кто-то — на другую. Мы разделяли какие-то вещи и старались доверять друг другу. Если один из нас был уверен, что мы должны поехать туда, снять этого человека, задать этот вопрос, то другой прислушивался. Иначе мы бы ругались каждый день и многого бы не было. То же самое было на монтаже — монтировали мы вдвоем и было доверие, несмотря на много споров.

Арсений: С другой стороны, мы были там четыре недели и это тяжело, ведь когда четыре парня видят друг друга каждый день без выходных — кроме того, мы жили в хостелах, в одном пространстве — конфликты возникают уже на первой неделе. Но без этого никуда, и даже хорошо, когда конфликты есть, потому что если всех всё всегда устраивает, то вы либо гении, либо что-то не так. Споры нужны, как говорят, в спорах рождается истина.

Корр.: Как вы находили, кого снимать?

Пётр: Сейчас много возможностей — можно найти кого-то и через Facebook, и через Apple Music, и через другие социальные сети. Мы просто искали музыкантов по городам, через которые планировали поехать, слушали музыку — если какая-то композиция цепляла хотя бы одного из нас, то мы совещались. Как правило, если одному нравилось, то и остальным тоже — не было такого, что кто-то был сильно против. После мы писали в социальных сетях или на почту и дальше ждали, пока нам не ответят. Примерно 80% музыкантов/их менеджеров не ответили нам вообще, а остальные 20% отвечали — там в половине случаев был вежливый отказ, но некоторые ребята — почти все, которых мы видим на экране, — соглашались. Как правило, если соглашались, то сразу же писали: «Да, приезжайте, конечно!». Иногда мы приезжали в клуб и там знакомились с ними — например, джазовое трио из фильма было из другого города, но оказались в том же, что и мы, и у них был концерт в день нашего приезда. А в городе, тогда как раз была плохая погода, и мы не могли никого найти — взяли в кафе брошюру с концертами в этот день — там как раз была эта группа, мы сразу поехали в клуб, договорились с менеджером и директором, что мы их поснимаем и возьмем интервью, они согласились, не смотря на то, что уехали после на джазовый фестиваль. В общем, очень много разных случаев — кого-то мы находили случайно, поднявшись на студию. Например, парень, который в день съемки подписал контракт — это было не постановочно, просто невероятное стечение обстоятельств, потому что в любой другой день он мог бы просто не открыть нам дверь. В студии тогда было немного людей, только близкие друзья. Нам просто повезло, как и ему, что мы засняли этот момент.

Корр.: Сколько в сумме получилось времени монтажного материала?

Пётр: Когда мы выложили все материалы на таймлайн, то по времени нам понадобилось бы семь суток, чтобы непрерывно отсмотреть весь материал.

bBB6l4Ew3xY
Петр Келептришвили, режиссер фильма.

Корр.: Как вы финансировали фильм, «отбиваются» ли эти деньги?

Пётр: Финансировали мы сами. Сначала, за год до этого, мы старались собрать деньги с помощью краудфандинга. Мы собрали порядка 65 тысяч рублей, должны были 300 — получается, что мы их так и не получили, потому что должно быть собрано как минимум 50%. Из этой суммы 50 тысяч перевел нам наш друг, который мог бы итак их дать, еще 10 тысяч мы внесли сами. То есть только 5 тысяч внесли те, кого мы не знали. Конечно, мы расстроились, была уже осень, и мы поняли, что поездку придется откладывать до весны. Получается, поехали мы на следующий год. Часть суммы мы заняли, часть суммы взяли в кредит, часть — наша собственная. Я думаю, в конце концов деньги вернутся — это, конечно, не самоцель, но это мог бы быть вклад в будущий проект.

Корр.: Как вас приняли на конкурсах?

Пётр: Мы были на двух фестивалях в Москве — Beat Fest и АРТДОКФЕСТ. Оба документальные, один про музыку, второй более социальный, более значимый. Мы не победили, но все равно было приятно, что поучаствовали. Был еще классный опыт на Римском фестивале — «Римский независимый кинофестиваль», на который мы поехали в ноябре.

Арсений: В России нас хорошо приняли. Из всех фестивалей, на которые мы подавали, первыми нам ответили в Риме. Мы туда приехали, но пришло пять человек. До этого мы ходили с постером и гитарой на главную улицу, пели там песни, приглашали на фильм и многие говорили, что придут. Вообще, там совсем не делают рекламу фестиваля.

Пётр: Да, то есть там не было ни рекламы, ни информационных партнеров — доходило до того, что на соседней улице многие люди не знали, что идет фестиваль, а некоторые не знали, что там вообще есть кинотеатр.

Арсений: Вероятно, нам просто не повезло — В Москве был полный зал на всех показах, странный контраст, но это не страшно.

jtqy1_g25FI
Та самая четверка — режиссеры, сценаристы и операторы.

Корр.: Как появилась мысль снять этот фильм — спонтанно, или был долгий план?

Пётр: Вообще, относительно спонтанно. Мне посчастливилось за несколько лет до этого путешествовать на велосипеде по Европе и я понял, что это немного поменяло меня. Я ощутил какую-то внутреннюю свободу, я как раз тогда только закончил университет, и это сильно на меня повлияло. Поэтому, когда прошло несколько лет, и я закончил режиссуру, мне захотелось повторить что-то подобное. Тогда мы тоже сняли фильм, но он был про велокультуру в Европе, а после мне хотелось снять о том, что мне действительно интересно. Я всегда знал, что мне интересна музыка и люди, которые её пишут и исполняют. Я рассказал об этом своему другу и однокурснику и у нас в голове сразу возникла Англия, потому что все наше детство мы слушали в основном британские группы. Тогда мы поняли, что если снимать про музыку, то ехать туда.

Корр.: Какие города вам понравились больше всего?

Арсений: На мой взгляд, самый красивый город — это Бристоль. Там и горы, и реки. Нам там встретилась репетиционная база на территории бывшей тюрьмы. Очень много всего. Ландшафт очень неоднозначный, не похож на остальную Англию.

Пётр: Такой город андеграунд, про субкультуру. Наверное, в плане атмосферы города мне тоже больше всего понравился Бристоль.

Корр.: Где было проще найти людей?

Пётр: Где-то были города, где мы мало людей находили. Самые интересные в плане «наполнения» города были Манчестер, Лондон и Бристоль — снимали каждый день.

Корр.: Было ли у вас изначальное видение того, что вы хотите получить? Или вы поехали, сняли и потом уже все придумывали? Наверное, это можно назвать словом «сценарий».

Петр: С самого начала была какая-то тактика (смеется). У меня конечно с самого начала была идея «о чем я хочу снимать», то есть мне интересны люди, которые пишут музыку, я хочу их найти и хочу спросить у них определенные вопросы. И еще хочу, чтобы они обязательно что-то сыграли, мы не могли включить какую-то их аудиозапись или клип. Все, к кому мы ездили, нам что-то сыграли. Дальше, все остальное было нюансами: «кого мы встретим», «как все будет происходить», «повезет ли нам с погодой». Это была такая «импровизация», серьезный сценарный план (18 страниц, если не больше) мы писали уже после того, как мы приехали и отсмотрели материал. В тот момент мы уже понимали: кто у нас, кто как с нами поговорил. Отсмотрели все интервью, нашли какие-то интересные моменты. И вот тут уже начала складываться история. Но, я не знаю насколько было здесь ощущение, что это было не подготовлено или это было подготовлено, на самом деле это, на мой взгляд, не очень важно. Важно то, что фильм работает, и он соединился во что-то цельное. Он не про какую-то одну тематику, для меня он не только про музыку. Он про внутреннюю свободу, про какое-то ощущение себя и вдохновение. Ну, и про приключения какие-то, да.

Команда фильма с одним из музыкантов.

Корр.: Как я понимаю, в Шеффилде вам понравилось меньше всего. Есть ли еще что-то, что можно посмотреть в Шеффилде?

Арсений: Там вид красивый, можно забраться на вершину города. Сложно сказать…

Петр: Ну, то есть у нас это было складочно как-то, мы ехали до какого-то парка. Мы уже понимали, что музыкантов мы найдем. Может и что-нибудь еще поснимаем, интересное. Мы взъезжаем на гору перед этим парком, то есть туда, где гора уже начинает спускаться, и там просто кладбище, огромное кладбище. И, мы поняли, что для нас это… не подходит.

Корр.: То есть вы никого не нашли в Шеффилде?

Петр: Мы пытались, очень много куда заходили. И нас как-то вежливо «отправляли дальше».

Арсений: Мы просто подумали, что если мы в Манчестере так сделали, то  почему нельзя тут.

Петр: Да, после Манчестера мы были прямо «ух».

Арсений: Когда приехали туда, были даже в шоке немного. До этого нас спокойно пускали, мы спрашивали… А еще было смешно, когда мы в Лондоне пытались на Эбби Роуд пройти, по той же схеме было. Мы приехали в день, когда 5 августа –  50 лет со дня рождения выхода альбома «Револьвер» Битловского (альбом известнейшей английской группы Beatles – “Revolver” — автор). Мы думаем – где-то отмечать должны, дата такая крупная. Мы приходим, говорим охраннику: «Ну вот, сегодня же отмечают, не слышали?». Он говорит: «Сколько у них альбомов? Так каждый день можно отмечать».

Корр.: Сколько по времени, сколько сил заняла работа в Москве (подготовка – до, и монтаж – после)?

Петр: По относительным данным, отношения «до» поездки и «после» — 20 на 80. До – всякие продюсерские штуки: понимали, что мы хотим и как. Вплоть до того, берем ли мы велосипеды с собой (вся поездка была проведена на велосипедах – от автора) или берем их там, напрокат. Куча разных деталей. В целом, это – несколько месяцев. Мы пытались как-то пиарить проект до того, как поедем. Затем – месяц заняло путешествие. После этого – полтора года мы это все монтировали. Наверное, полгода из них была какая-то подготовительная работа – написание сценария, отсмотр материала. Раз в неделю мы собирались, то есть не так часто. Потихоньку, это все так устраивали. А дальше с апреля до мая следующего года мы монтировали. Но, опять же, не каждый день. Последние месяца четыре… наверное, через день. У нас сначала была большая версия – на 20 минут больше. Мы показали ее нашим друзьям, собрали всякие комментарии и потом еще дорабатывали долго.

Корр.: Снять такой фильм про отечественных исполнителей. Возможно ли это или нет? Ну, то есть, сесть на велик в каком-нибудь там… Смоленске и докатить до Москвы… И интересно это или нет – вам именно?

Арсений: Если мы будем снимать, то конечно получится классно (смеется). Я думаю на самом деле об этом все чаще и это, мне кажется, даже проще сделать. Потому что, ты как бы на своей территории, культурный код тебе знаком, все остальное тебе знакомо.  Но есть проблемы.

Проблема расстояния – сами понимаете, на велосипеде это… только если на мопеде, да и то тоже вызывает сомнения. Тут вопрос во взгляде, в отношении. То есть, мне кажется, что нам удалось показать Британию каким-то взглядом со стороны, иногороднего человека. Здесь, когда все привычно, сложнее смотреть по-новому. Сложность мне кажется только в этом, в остальном это может быть интересно, мне лично интересно было бы.

Петр: Ну да. Тут понятно, что уже не велосипеды. Должна быть иная история с точки зрения передвижения. И я согласен с Сеней, по поводу того, что такое кино может получиться когда у тебя есть какие-то совершенно другие ощущения, как будто новый мир открылся. И все неизведанно, то есть у тебя ничего нет – ни знакомых, ни контактов, ничего. И тогда это интересно, тогда это драйв, и тогда ты делаешь это прямо… на кураже.

Корр.: А музыка у нас вообще такая есть?

Арсений: Музыка есть, конечно, но сложнее выбирать. Потому что уровень там все же выше, еще нашим дедушкам говорили, что в Ливерпуле играет каждый 4-ый. И за счет этого там высокая конкуренция, там настоящая индустрия, поэтому там есть музыка помимо хип-хопа (смеется).

Петр: То, что меня очень поражает и, я считаю в этом, в основном, и есть причина того, что все равно появляются новые и новые группы – это то, что они очень дорожат своим наследием, это не просто мнение одного человека. Большинство людей нам говорили, что вот здесь все пропитано Beatles. При этом, когда мы говорим «Beatles», мы подразумеваем не просто их вчетвером, а всех кто был, начиная с них. У всех, даже тех, кто говорит «Да нет, я никогда их не слушал», все равны видны эти черты. Это не значит, что они что-то копируют. Просто это все витает в воздухе и это большой плюс, потому что у нас, к сожалению, большая проблема со вкусом и с тем, что мы редко слышим что-то действительно качественное.

Арсений: Мне кажется, дело не во вкусе, а в отношении к этому. Там люди действительно живут этим.

RUqwgksF968
Афиша фильма «Пространство музыки»

Корр.: Отчего зависит успех фильма?

Арсений: Все имеет значение: и тема, и качество, и отношение зрителей и многое другое. Тема на самом деле непростая, но в первую очередь, конечно, наше отношение к тому, что мы делаем. Если прикладываешь усилия, к чему-либо, это всегда видно. А распространение – отдельная тема.

Петр: Конечно, нужно чтобы как можно больше людей увидели это, пусть даже бесплатно. Для меня это не способ заработка.  Когда вы читаете книгу, смотрите фильм, слушаете музыку – это не может быть сделано хорошо без любви. Все писатели, актеры, режиссеры, певцы стали успешными только потому, что любят свое дело и делают его качественно.

Не бойтесь делать что-то, если вы действительно этого хотите. Тогда вы будете жить в удовольствие.

Корр.: Почему тема – именно музыка?

Арсений: Ну, Петя уже сказал, рассказывать кому-то о чем-то можно только тогда, когда это интересно самому. Если будет неинтересная тема для тебя, то невозможно сделать так, чтобы тебе понравилось.

Мы собрали в небольшой плейлист песни, которые есть в этом фильме. Это — не все песни, лишь некоторые из них.

Корр.: Какая составляющая вашей работы вам понравилась больше всего?

Петя: Везде есть свои плюсы. Снимать, наверное, интереснее было. Хотя, когда все закончилось, понимаешь, насколько это круто было. Сложно выбрать что-то одно.

Корр.: Почему на велосипедах? Есть же много более удобных средств передвижения.

Арсений:  В этом есть элемент экономии, ведь это дешевле остальных вариантов и вполне реально. Плюс, не надо закупать всякий бензин, все такое… Первопричина – ты можешь ехать быстро, потом резко остановиться, удобно снимать то, что вокруг.

Корр.: А какой километраж в общем? И сколько в среднем в день?

Петр: На самом деле, не так много. Мне кажется, мы не считали точно. Если брать вместе с расстоянием внутри городов, то наверное около 1500 километров. Это совсем немного, если учесть, что мы месяц ездили. Максимум в день проезжали в районе ста…

Авторы: Антон Николаев и Арина Затолокина.

 

 

 

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s