«Нас утро встречает прохладой»: как прошла премьера «Эшелона»

Егор Тишин
Редактор новостей, RTVI

В 45-й школе прошла премьера постановки трагической пьесы Михаила Рощина «Эшелон». Её действие происходит во время Великой Отечественной войны, но фронтовой героизм, бои, смерть и разрушения в спектакле остаются за кадром. В центре повествования — один из сотен вагонов, в которых из Москвы вывозили заводское оборудование.

Эвакуация стала одним из самых ярких воспоминаний детства драматурга Рощина. Сам автор позже говорил, что всегда хотел написать такую историю, но «Эшелон» он создал только спустя тридцать лет после окончания войны. В пьесе он постарался передать свои детские впечатления и воссоздать ту трагедию маленького человека на это фоне общей беды.

Зрителя сразу знакомят с основными персонажами — женщинами разных возрастов и судеб, которым предстоит долгое путешествие вглубь страны, подальше от линии фронта. У каждой из них личная трагедия: война отняла кого-то из родных, от которых теперь нет ни весточки. Женщины продолжают надеяться, что те живы и ещё вернутся, хоть шансы на это и малы.

Вместе пассажиров эшелона свела война, представить, что они ужились бы в каких-либо других условиях, практически невозможно. Вместе женщины переживают страх смерти, радость рождения и горечь утраты. Постепенно неприятие друг друга и конфликты сходят на нет, они раскрываются друг перед другом и перед зрителем и, в конце концов, становятся практически семьёй.

Действие пьесы охватывает один прохладный осенний день в начале войны, хотя под конец кажется, будто прошло намного больше времени. Первый акт начинается неторопливо, но постепенно повествование набирает обороты, а персонажи обретают новые стороны.
Катя, которая сначала была на грани сумасшествия из-за разлуки с мужем, к концу постановки вновь обретает силы жить дальше. Лавра, поначалу отталкивающая соседок своим поведением, постепенно становится частью большой и такой разной семьи. Нина, скованная болезнью, преображается, когда держит на руках младенца. Выражение её лица меняется, а боль уходит, будто бы и не было.

Привычный мир рушится, но в этих условиях люди пытаются жить как обычно, может, даже брать от жизни чуть больше, чем раньше. На станции эшелон встречается с воинским поездом, на котором молодые солдаты и лётчики едут на фронт. Их общение остаётся за кадром, но сцена прощания, в которой женщины желают парням вернуться с победой, производит неизгладимое впечатление. Эти случайные знакомства в ситуации, когда никто не знает, увидит ли завтрашний день, как нельзя лучше передают атмосферу.

Сама постановка вышла очень кинематографичной. Воспоминания героинь о любимых, ушедших на фронт, оживают перед зрителями: мужчины в форме выходят на сцену и отыгрывают короткие сценки из прошлого. Когда солдаты уходят, они непременно оборачиваются и протягивают вперёд руку, прощаясь. Все остальное действие в это время как бы замирает, другие персонажи продолжают свои обыденные дела, но всё это — фоном, что подчёркивает и работа со светом.

В любой момент на сцене происходит больше одного события. Иногда стоит отвлечь внимание от того, что в свете пушки, и посмотреть на персонажей, что остались в тени. Создателям удалось вдохнуть жизнь в постановку и показать, что параллельно движущим сюжет событиям происходит ещё и повседневность: одни разговаривают, другие готовят, кто-то лежит в углу и стонет от болезни.

Иногда персонажи переключают внимание на происходящее снаружи поезда и смотрят в сторону зрителей. В такие моменты непроизвольно хочется обернуться и увидеть то же, что и пассажиры эшелона — воронку от фугаса, пролетающие мимо самолёты, проходящие поезда. Когда Нина кричит, что увидела идущих в касках солдат вдалеке, тревога появляется не только у её соседей, но и у зрителя: неужели неприятель продвинулся так далеко?

Актерам (как взрослым, так и детям) удалось достоверно передать настроение, ту атмосферу, которая царила в эшелоне и около него. Взять ту же сцену, когда мимо вагона проводят пленного немецкого летчика. Тот извивается и кричит на немецком что-то про свиней, но когда проходит мимо врача Фёдора Карлыча, будто чувствует немецкую кровь последнего и даже принюхивается к нему.

Сами дети женщин, что едут в поезде, не выбиваются из контекста происходящего и держатся на уровне. Оська, Люся и Ника во всех сценах честно отыгрывают своих персонажей и тоже работают на атмосферу. Появление в такой серьезной пьесе детей само по себе играет на атмосферу: ведь одно дело, когда посреди военного порядка оказываются взрослые и совсем другое — когда туда попадают те, кому ещё расти и расти.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s