Как жить и учиться в России, если изучаешь русский язык как иностранный?

Часто ли вы в обычной жизни встречаете людей в России, у которых русский — не родной язык, и они изучают его как иностранный? Я вот тоже раньше думала, что до переезда заграницу, никого такого не встречу. Однако совершенно случайно я познакомилась с Полиной Заливиной, ученицей 11 класса DP программы. Встретить человека, который с тобой говорит на русском, но английский ему намного ближе — редкий случай, и я решила его не упускать и узнать побольше о Полине.

Корр: Где ты родилась и как вообще так получилось, что ты изучаешь русский как иностранный (РКИ)?

Полина: Я родилась в Москве, но уже в этот момент родители были в процессе переезда в Швейцарию с моим старшим братом. Так получилось, что в животе у мамы я перевернулась (не знаю уж как, видимо, взбунтовалась), и в Швейцарии сказали, что в этом случае они не будут принимать роды и нужно будет делать кесарево сечение. Мама не захотела, и мы поехали обратно в Россию, где я и родилась. Как видишь — жива, всё супер. Сразу после моего появления, мы снова уехали в Швейцарию, где я ходила в садик. Потом, когда мне уже стукнуло 3 года, меня перевезли обратно в Москву, здесь я тоже походила в садик, и даже успела пойти в первый класс, а потом мы снова переехали, но уже в Гонконг, город на юго-востоке Китая, где я выучила китайский. И оттуда мы уже переехали в Амстердам. В Голландии моему папе предложили работу в Чехии, но в Амстердаме нельзя было подавать документы туда, так как у нас были русские паспорта, и нужно было приехать в Россию. То есть, мы приехали в Москву в декабре 2019 года, как раз перед тем, как началась пандемия. В Чешском посольстве у нас уже была назначена дата, когда надо прийти для интервью (чтобы получить визу и т.д.), это было 20 марта. И, вот так подарок судьбы! 18 марта 2020 года всё закрывают на карантин. Мы остались в России до августа, когда посольство открылось, и мы снова могли подать на визу. Однако, нам сказали нет, мол, визы они сейчас не выдают. То есть, конечно, они могли пропустить моего папу по рабочей визе, но мы бы с мамой остались тут. Папа, конечно же, ответил, что такой расклад его не устраивает, мы начали экстренно искать для меня школу, чтобы отучиться последние два года (при этом я числилась в чешской школе, я могла туда приехать до декабря 2020, что, конечно, было очень маловероятно). В итоге, мы нашли Европейскую гимназию, где мне сказали, что я могу получить два аттестата, диплом IB и русскую базу. В итоге, заграницей я проучилась 11 лет, и вот — доучиваюсь последний год в этой школе, после чего планирую переезжать (уже сама) в Амстердам.

Корр.: То есть получается, что родным языком у тебя английский может считаться наравне с русским? Сколько вообще языков ты знаешь, после того как пожила какое-то время в стольких странах?

Полина: Ну, да, я бы сказала, что русский и английский — мои родные языки, потому что на обоих я могу говорить без акцента. Ещё я знаю голландский на хорошем уровне, китайский знала, пока жила в Гонконге, но я уже порядком его забыла. И сейчас ещё учу испанский.

Корр.: Это очень круто — знать так много языков. Скажи, а ты умеешь писать на русском? То есть не просто переписываться, а сочинения небольшие писать?

Полина: Я умею писать, но с ошибками. Я знаю хорошо грамматику, которую изучала до первого класса: то есть жи-ши с буквой «и», чк-чн без мягкого знака, но запятые, деепричастные и причастные обороты — это все для меня как в тумане. Я хорошо разговариваю по-русски из-за друзей и родителей, но меня не обучали самой структуре русского языка, как этому обучают в российских школах. То есть там по темам все проходят, разбирают, ученики уже на автомате могут писать грамотно. Что-то написать я, конечно, могу, но это будет с ошибками и без запятых вообще (или с неверно расставленными). То есть я просто не чувствую, где нужно и можно поставить запятую в русском.

Корр.: Я думаю, многие русские ученики тебя тоже поймут, только разговор уже будет об английском и его запятых. Получается, ты не сдавала ОГЭ/ЕГЭ? И, если нет, то будешь сдавать сейчас?

Полина: Тут была сложная история, на самом деле. Изначально да, безусловно, мне родители сказали, что сдать ЕГЭ надо. Просто потому что никто не знает, как повернется ситуация с карантином в мире, нужно быть всегда ко всему готовым. Но получилось так, что администрация школы подумала, что у меня есть ОГЭ, и с помощью него я могу сдать ЕГЭ. А у меня банально не было возможности сдавать российские государственные экзамены, потому что в Гонконге не было даже русской школы при посольстве. В итоге, было много проблем, но я не сдала ЕГЭ, и не жалею, если честно. Даже сейчас, если бы у меня появилась возможность, я бы не сдавала Единый Государственный Экзамен, потому что я знаю, насколько это сложно, да и времени у меня нет, чтобы готовиться к нему.

Корр.: А почему ты выбрала именно IB программу в Европейской гимназии? Ты рассматривала другие программы? Такие как SAT (американская), A-Level (британская)?

Полина: В Голландии я училась в британской школе, по британской программе, и даже больше скажу, я начала подготовку к A-Levels в Амстердаме. Безусловно, мы нашли пару школ в России, где был A-level, но мы с ними созвонились, и нам ни одна не понравилось. Мой старший брат сдавал IB в Амстердаме, поэтому я раньше слышала про это. Никогда не испытывала страх перед этой программой, я просто понимала, что если не найдем британскую программу, возьмем международную. И так получилось, что выбор пал на эту школу.

Корр.: Часто твои отношения с русским языком мешали тебе в России? Может, ты путала слова, чего-то не понимала?

Полина: Ну да, такое было. У меня даже проблема больше была не в грамматике, а именно в том, что мне не хватало словарного запаса — я знала слово на английском, но не могла перевести на русский. Летом 2020 года я поехала на дачу, и там мои друзья устроили мне спецкурс по русскому сленгу и мату (смеется).

Корр.: А другие ученики именно в школе обращали внимание на то, что ты русский знаешь хуже, чем английский?

Полина: Меня касалось такое именно на уроках подготовки к ЕГЭ. Потому что я была в обществе тех детей, которые всё это постепенно проходили и уже знают, а теперь просто вспоминают. Конечно же, мои одноклассники тоже часто ошибались, но они хотя бы знали базу. Все они прекрасно ко мне относились и понимали мою ситуацию, но просто в голове я всё ещё не принимала этого. В глазах окружающих я выглядела как та, у кого есть российский паспорт и как человек, который прекрасно умеет говорить по-русски, но не может вставить букву в слово. То есть я пишу, как я слышу, а не по правилам, и не потому, что что-то там забыла, а потому что банально не знаю этих самых правил.

Корр.: Планируешь учиться писать по-русски или уже не видишь в этом смысла, так как меньше чем через год будешь поступать в Голландию?

Полина: Сложный вопрос, потому что родственники говорят, что, конечно же, надо. Бабушка с дедушкой — дипломаты, и мама с папой тоже работают в этой сфере. Однако они понимают, что сейчас это будет простой тратой времени. Мало того, что язык надо знать, так надо ведь ещё сливаться с культурой. Меня эта культурная сторона вопроса в России поначалу пугала. Бывали случаи, когда мы только переехали в Москву, и к нам в магазине могла подойти какая-нибудь бабушка и спросить: «Какое молоко лучше?», и я просто пугалась из-за таких комментариев. Мы вас не знаем, почему вы с нами разговариваете? Или какие-нибудь фразы на улице: «Милочка, помоги мне разобраться/дойти/донести что-то». Я без проблем могу помочь, просто меня напрягало, что тут люди такие открытые — у меня такого никогда не было. Случился какой-то культурный шок. Ещё был случай, как у меня в метро истерика началась. Я забыла, насколько шумное метро на самом деле, и что тут ходят попрошайки. Ничего против них не имею, но я просто их не видела никогда. Они пристают к тебе, говорят: «Дай деньги, дай деньги». У меня просто тогда случилось из-за этого истерика в 14 лет, когда мы на лето вернулись в Россию. Сейчас я к этому уже привыкла и не обращаю на такие мелочи внимания, но я не хочу тут оставаться и намерена переехать — мне просто европейская культура как-то роднее, кажется.

Корр.: Были ли какие-нибудь смешные или неловкие ситуации, помимо тех, которые ты мне уже рассказала?

Полина: Конечно, было очень много таких ситуаций. Например, на улице ко мне подходили и спрашивали, где метро, а я впадала в ступор. Я жила в этом районе долгое время, но не могла объяснить, как пройти. Я забывала такие простые слова как «направо»/«налево», то есть я могла сказать «right»/«left», но не могла их перевести. Были моменты, когда мне какой-то незнакомец открывал или придерживал дверь, и я говорила «thank you» вместо «спасибо». Или когда случайно с кем-то сталкивалась, говорила «sorry». Сейчас уже всё хорошо, то есть, со мной можно спокойно поговорить на русском, я всё пойму, а раньше мне нужно было время, чтобы перевести фразу с одного языка на другой. И при этом я говорю без акцента на обоих языках, и человек когда меня спрашивает, не понимает, что со мной не так. Сейчас я понимаю, что проблема с языками была только в голове, но я успешно ее преодолела и намереваюсь покорять новые вершины, и ни один языковой барьер, я надеюсь, не в силах мне помещать.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s